©П · #8 [2007] · Антонина Семенец  
 
Литеросфера <<     >>  
 

* * *

Фонарь окна.

За прутьями рам — люди.

Когда стая грачей выдавит

Из себя полосу чёрной пасты

На зубья забора,

Они будут счастливы:

Расстелят на пол весну

И прокормят ею ладони.



* * *

Ты в своём молчанье

Ковыряешься пальцами,

А я уже по фразе вытаскиваю

Из тебя дыханье.

Все то враньё, которое

Вынуто из неуклюжести,

Языком тяжести звонит

В колокола тишины,

Но мы молчим и

Тонем в кости комнаты —

Стены и пола.

Глядишь — и я сейчас оторву

Минутную стрелку

И со злости буду ею чистить

Свои зубы у тебя на виду.



* * *

Я иногда стою,

Как перегар в горле.

А автобуса нет,

Как денег.

И всё это искрится

И пенится на глазах,

Как шампанское,

Которое продают

В ларьке напротив.



* * *

И я уже даже к тебе

Приближалась, как заноза.

А ты меня любил,

Как единственную

Доску, поломанную во

Всём заборе людей,

Чтоб через него

Пробраться в сад

Налегке и летом.



* * *

Как полюс — этот угол,

В который поставили

Мёрзнуть и завели,

Как часы.

Так стоять начеку

И не почесаться

Отросшими рукавами —

Ждать, когда ремонт

Нужен будет и

Сразу сказать об этом.



* * *

Прониклась небом,

Как дождь, спускаюсь

На пол от боли.

Так и лежать,

Пока не начнут

Выбивать двери,

А потом — ковёр

Подо мной.



* * *

От меня тянутся дороги

Во все стороны света.

А если его тебе не видно,

То включи фонарик.

А дороги — куда глаза глядят.



* * *

Это всё? Как будто бы ты

Стал породой человека.

А я на выставке:

Ставлю тапки в угол

И босяком на ветру

Хожу, т. е. не взлетаю

Только от страха

Стать породой тени.



* * *

Тебя любить и верить

В завтра,

Что тоже пригвождена

К тебе этими руками,

Ставшими не моими,

А новыми — зимними,

Переодетыми на меня,

И что весной стану

Сама собой.

А на зиму, мол, зарастаю

Неизвестно чем, чтоб не

Умереть от холода,

Т. е. тобой зарастаю,

Как заяц новой шерстью

Навечно, как ему кажется.

И мне так, если честно,

Кажется иногда.



* * *

Приснился сон: полиэтилен-

Изнанкой зашивают воздух.

Воздушный змей улетел

Из аптеки напротив.

Родственники ссорились из-под

Очков, полных надежд.



* * *

Девочки меня не любят.

Даже когда с температурой —

Уже, казалось, бежать некуда

В таком интересном положении.

Думаю: выпрыгну, вскачу —

Клочки по закоулочкам.

Они улетают от меня

На крыльях горчичников.

Неужели я такая плохая:

Корова расцвела выменем

Одна моя женщина

Не знаю, чего ещё

От неё можно ждать.



* * *

Не было времени

Кусать локти,

Переворачиваясь

С ног на голову.

Золотой ключик — в

Заводного мальчика.

Любила тебя

Из принципа

Кто рано встаёт,

Тому Бог подаёт.



* * *

Все рогатки пошли

На матрёшек с костным

Взглядом они похожи

На волка который съел

Бабушку-каннибалочку

И все они были

Тремя сёстрами-

Близнецами и были

Беременны

И от инцеста стали

Даунами я не хочу так

Кончить я не хочу опять

Играть в куклы и убивать

Из рогатки — Только бы

Что-то из этого вышло

(Не знаю, что лучше)



* * *

Плюшевый мишка без всех

Ручек-ножек хочет понравиться

Колобок странная книжка

На даче забытая о том, как

В детстве под лежачего

Мужчину вода не текла

Я не приняла всерьёз

Не приняла от этого лекарство

Теперь беру его под мышку

Моя температура поднимается

Над уровнем моря

На воре и шапка горит



* * *

Выпрямился репетитор,

Гладит по шерсти жёлудь.

Выкупил свои лёгкие

(Не бери только себя в руки),

Заснул с ними внутри.

Из несмываемых пятен по телу

Он выбрал себе рубашку,

Чтоб в ней не родиться.

Заговариваешь жёлудь,

Прячешь под кислородную

Подушку. (Характерней тебя —

Только глина.) Её же можно

Разрушить. Как не понимаешь,

Даже из-под стула?

Всё можно. Вот

Зажглись уже все лампочки

На Жар-птице.



* * *

Уходи — не мешай мне колдовать.

Тело тесней, чем Адамово ребро,

Приобретает слишком буквальный

Смысл. Играя в морской бой

Я слишком щупал себя,

Похлопывая по спине крыльями.

Горб мой уже как бы

Заполнен мёртвым морем,

Что предвещало быстрый конец

(Умереть молодым,

Остаться в команде,

Звонят колокола).

Размотать клубок —

Утюг снова прилипает

К волосам.



* * *

Снаружи она не умыта и

Не накрашена принимает

Ванну в стеклянном гробу

Принимает участие в

Звёздных войнах

В странной маске из алых

Парусов она меняется

В лице и ходит по

Сырому Триумфальной

Арки — три орешка для

Золушки не будут расколоты

Разъятые разрывные цепи

Висят на спинке стула

Ты появляешься с щитом

В руках и бросаешься

В аквариум



* * *

Она ещё жива

(Мол — моя старушка?)

Варит варенье по той же

Схеме (младенец, цикута, соль)

Палец в напёрстке в той же

Позе безымянного пальца

Задирается, не хочет

Делаться крыльями

Вяжу варежку:

Гуси — те же лебеди



* * *

Ничего не вижу, не смотрюсь

В зеркало. Только по углам

Стоят мои детки —

Младший боится рожек папы,

Второй боится жить.

Я прячу их в песок.

Смотрю фильмы об

Американской красоте.

Я так отстала, что даже

Боюсь выбирать подарки,

Ещё боюсь младшего:

Он любил кукол.

У одной даже

Принимал роды.



* * *

Рыба пила, пила и

Стала рыбой-пилой.

Хотя на безрыбье и рак —

Мужчина со всеми

Непредвиденными последствиями.

Есть все шансы кого-то

Изнасиловать и сесть или

Не сесть в тюрьму.

Ещё можно просто упасть,

Например, со стула,

Удариться чем захочешь.

Просто будет стыдно

И всё-таки покраснеешь.



* * *

Герда ищет героя нашего

Времени с ледяным хуем

С больным уже почти горлом

Он пьёт яйца Фаберже,

Он там — там за лесом

Импортной поверхности

Где-то между ногтем и

Маникюром — только

Снег. И у тебя ещё

Спина белая. Я не шучу —

Ты весь белый и надёжный

Можно тебе подсказать

Но я не буду. У него ноги

Не моего размера.

Жалуется Герда.

Уходит по назначению

Из дому купить мороженое

И носит его в подоле.



* * *

Трёхголовый цветок —

Другое дело — утро. То бы —

Седьмое чувство, то же небо.

Если приглядеться —

Зеркала с водомерками.

Странные они птицы —

Слушают утопленников.

Я тебя люблю —

Ты сядешь мной обедать,

Целуя меня в

Молоко на губах.



* * *

Заводная кукла без ключика —

Зомби. Ёлочная игрушка

Почему не умерла, не умела

Когда знала, что делать...

Ничего не знала,

Только на верхней полке

Была беременна. Казалось ей.

Я ничего не выдумываю.

У меня есть фотокарточка

Как доказательство того

Странного паспорта —

Только мягкие игрушки с биркой.

Вечером сестра была младшей,

А утром уже старшей.

Я не привыкла так просыпаться.

Ничего не происходило,

Кроме операции деления.

(Не знаю) Я отдаю тебе

Своего ангела-хранителя.

Так нужно, когда

Ничего уже не сделаешь.

Только кровь вместо молока —

Мы между платьев.

Почему на фотографиях

Это место не получается.


2003?—2007



 
Антонина Семенец

Антонина Валерьевна Семенец

родилась в 1985 году. Стихи публиковались в журналах «Воздух» и «Харьков — что, где, когда», антологии «Освобождённый Улисс», на сайте «Vernitskii Literature». Учится на юридическом факультете Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина. Живёт в Харькове.

«Фонарь окна…»
«Ты в своём молчанье…»
«Я иногда стою…»
«И я уже даже к тебе…»
«Как полюс — этот угол…»
«Прониклась небом…»
«От меня тянутся дороги…»
«Это всё? Как будто бы ты…»
«Тебя любить и верить…»
«Приснился сон: полиэтилен…»
«Девочки меня не любят…»
«Не было времени…»
«Все рогатки пошли…»
«Плюшевый мишка без всех…»
«Выпрямился репетитор…»
«Уходи — не мешай мне колдовать…»
«Снаружи она не умыта и…»
«Она ещё жива…»
«Ничего не вижу, не смотрюсь…»
«Рыба пила, пила и…»
«Герда ищет героя нашего…»
«Трёхголовый цветок…»
«Заводная кукла без ключика…»

Лит©траница
  ©П · #8 [2007] · Антонина Семенец <<     >>  
Реклама от Яндекс
Hosted by uCoz