©П · #8 [2007] · Алексей Цветков (младший), Андрей Сен-Сеньков  
 
Литеросфера <<     >>  
 

FABULEMIA

1
ПРИВЕТСТВЕННАЯ СМЕРТЬ

Для любителей фабулы: Эльзу отправляют посредством ранее неизвестного способа к жителям другого измерения или планеты. С собой, кроме прочего, ей дают моментальный яд. Увидев Других, она немедленно принимает его. Эльзу заставляют это сделать два невыносимых чувства: восторг от того, кем оказались Другие, и осознание своей нестерпимой «наготы» пред их лицом. Другие воспринимают её смерть как должное. Они уверены, что в этой «приветственной смерти» и состоит смысл послания землян. Мёртвая Эльза превращается в аттракцион и исследовательский полигон Других. Они включают и выключают разные её уровни, превращая Эльзу то в мультипликационное растение, то в эмбрион, то в финансовый отчёт, то в невесомый и невидимый эйдос, то в текущую самку, то в галлюцинирующую святую. Они читают её опыт и сны. Они узнают о нас, веселясь с Эльзой, всё больше. И чем больше они узнают, тем меньше мы узнаём себя в этом знании. Другие, ведь их всего трое, решают сделать неживую Эльзу четвёртой и поселяются в ней.


Для всех остальных — говорит и показывает Эльза своей телевизионной железой:

Вы когда-нибудь видели, как вылезает чёртик из табакерки? Не выпрыгивает, а выползает? Из пропахшего дорогим табаком окопа рогатой войны. Его ручки жадно покрываются потом, касаясь деревянных краёв пахнущей могилки. Так лапают в подъезде маленьких девочек. Выбравшись из табачного нутра, чёртик дышит чистым неквадратным небом. И небо над чёртиком прощает все капли дождя. Даже те. Непрозрачные.



2
(С)ЛОЖНЫЕ ЗВОНКИ

Для любителей фабулы: Пришельцы, кто бы они ни были, бомбят землю. Их капсулы падают на города, и расцветают вместо городов бесшумные прекрасные взрывы. А когда оседает свет взрыва, на месте атакованного города встаёт высоченная башня. Там живы-здоровы все пострадавшие, они звонят не тронутым космической войной родственникам, рассказывают, как ни в чём не нуждаются. Не в смысле «всё у них есть», а именно не нуждаются ни в чём, счастливы и благодарны пришельцам за чудесную бомбу, поселившую их в башню. И ещё они говорят много непонятного, вздорного. Родственники, друзья записывают эти звонки, меняются друг с другом, складывают куски, в надежде получить и понять целое. Не получается. Земляне вне башен спорят между собой. Для одних звонящие — это военнопленные, которых пытают, взяли под контроль, ставят эксперименты, заставляют так говорить. Для других звонящие есть души убитых бомбой, пребывающие в загробности и бормочущие оттуда нечто, не постигаемое живыми. Для третьих все эти голоса похищены у убитых самими инопланетянами, которые никак не могут освоить логику и язык землян и маскируются под покойников. Четвёртые считают себя разгадавшими смысл звонков, но их истолкования мало чем отличаются от классических случаев помешательства: бреда величия, избранности, посвящённости, а потому у «толкователей» нет авторитета. Хуже всех приходится пятым, всерьёз считающим себя пришельцами, атаковавшими землю. На всякий случай их изолируют в специальные подземные лагеря. Там с ними не церемонятся те, кто выжил из довоенных спецслужб.

Для всех остальных вот кое-что из телефонных разговоров:


«пингвины выпрыгивают из своих околоплодных вод и идут искать животное рыба»,

«<Драгоценности> Уорхола удивили больше всего. Там топазы-изумруды, а вокруг них не менее ювелирная цветная пустота. Сходи. Новая Третьяковка. Вход сто двадцать»,

«В последний день лета август приклеивается к числу 31 намертво. Замертво»,

«На этом альбоме SWOD расчленяет Гайдна. Вот ножка музыки, вот ручка. Бедный немецкий человечек внутри первого попавшегося композитора»,

«осень замедлила колючие колёсики велосипедных ёжиков».



 
Алексей Цветков (младший)

Алексей Цветков (младший)

родился в 1975 году. Окончил Литературный институт. Многолетний лидер студенческого профсоюза «Защита», «Фиолетового Интернационала» и других радикальных общественно-политических организаций. До весны 1998 года ответственный секретарь газеты «Лимонка». Книги прозы «The» (1997), «Сидиромов и другая проза» (1999), «TV для террористов» (2002), «Баррикады в моей жизни» (2006), книги публицистики «Анархия Non stop» (1999) и «Суперприсутствие» (2003). В настоящее время — сотрудник издательства «Ультра.Культура». Живёт в Москве.



Андрей Сен-Сеньков

Андрей Валерьевич Сен-Сеньков

родился в Душанбе в 1968 году. Окончил Ярославский медицинский институт. Автор пяти книг стихов и визуальной поэзии «Деревце на склоне слезы» (Москва: АРГО-РИСК, 1995), «Живопись молозивом» (Москва: АРГО-РИСК,1996), «Тайная жизнь игрушечного пианино» (Москва: АРГО-РИСК, 1997), «Танец с женщиной, которая немного выше» (Москва: АРГО-РИСК, 2001), «Дырочки сопротивляются» (Москва: АРГО-РИСК; Тверь: Kolonna, 2006). Публиковался в журналах «Новое Литературное Обозрение», «Арион», «НАШ», «Черновик», альманахах «Авторник», «Вавилон», сборнике «Самиздат века», изданиях «Нестоличная литература», «Гуманитарный Фонд», «Kto Zdes’?», «Crossing Centuries» (США), «Poesia» (Италия), «Le Nuova Poesia Russa» (Италия) и др. Дипломант Тургеневского фестиваля малой прозы (1998). Шорт-лист Премии Андрея Белого (2006). Живёт в Москве. Работает врачом-педиатром и иглотерапевтом.
  ©П · #8 [2007] · Алексей Цветков (младший), Андрей Сен-Сеньков <<     >>  
Реклама от Яндекс
Натяжные потолки опалиха также читайте.
Hosted by uCoz