Говорят, что уготована ему в русской литературе та же роль, какую сыграл в своё время в японской литературе Харуки Мураками. 40-летний мужичок с пытливым взором и в свитере GAP действительно очень легко и непринуждённо переводит разговор от тем бытовых к некой эзотерике. Буквы, столь знакомые и радующие глаз, складываются в обыденные слова, которые, в свою очередь, составляют пластичные предложения. Что с ними происходит дальше, логическому объяснению не поддаётся...

Мильштейн поворачивает их таким образом, чтобы вскрыть пласт новой эзотерики, несвойственной бронзовому веку русской словесности, в котором мы, кстати говоря, имеем честь существовать. Немец-отшельник согласен платить русскому эмигранту за перевод разговоров своих русских соседей. Ему кажется, что женщина упоминает в разговорах его имя. Но так ему лишь кажется. Переводчик решает подыграть ему, тем более что за перевод немец платит. Тем самым переводчик невольно пробивает брешь в реальности, в которую проваливаются и немец, и русская соседка, и сам переводчик. Совершенно иной коленкор, согласитесь, нежели пассажи-следствия приходов Пелевина. Куда более тонко. А где тонко... там и рвётся.

Миллер И. Дас ист фантастиш? // Penthouse. — 2003. — #2.

Hosted by uCoz