©П · #10 [2008] · Александр Ходаковский  
 
Литеросфера <<     >>  
 

ПОСЛЕДНЕЕ Я
поэма

1

музыка — это поэзия звука

                                                  и звук заключённый в поэзию

проще простого карандаша

                                                  где идея графита деревенеет

река выходящая из земли

                                              есть уже не земная

в её письменах отражается небо

                                                        и так же помпезно

текут облака

                       время становится

                                                       всё длиннее

оттого что идеи русла и знать не знает...

только стоя на облаке

                                       понимаешь: вся правда в земле

чья переписка с небом — язык воды

станешь слушать ручей

                                           как чужое письмо — украдкой

и побеги небес разбирать посмелей

их беззвучие глазу приятно

                                                 даже кадык

в забытьи вдруг заходится кратком

превращая земную суть

                                            изрыгаемую вовне

в глоток безымянного я-ства

объедки чужих вещей —

бытие и внутренность наша

небо открыто земле

                                    а на ней ничего и в ней

что срослось бы со словом «напрасно»

ведь слово на вкус не слаще

                                                  кончика карандаша...

 

2

мы можем смотреть и слушать

                                                        и можем знать:

что мы смотрим и слушаем

что земля продиктована небу

чей ослеплённый знак

как в ящик почтовый прячется в сушу

и будто ответ — ночь воспоследует...

закат кренится

                           как стебель исполненный

сумерки день длинят

                                      на его окончание

рука стремится продолжить тело

человек возвышает себя на колонны

словес нечаянных

                                и замечает: темно — светло...

вечность с клюкой —

                                      последний день — пономарь

буквы чело числит

слова упрощает в цифирь

прирождённый кустарь

достойно выводит нули

поглощающие эфир...

 

3

и без царя голова кругла

буква без шпаги и без плаща

возвышается до нуля

бескрайность видимая угла

значит — что на плечах

позвоночник — перпендикуляр:

верхнее полу-я ограничено нижним:

туловище униженное де-юре

круги правит судьбы де-факто

на шейной орбите жизни

человек в миниатюре —

земной луноголовый фатум...

идея восьмеричности петляет

формит не дотрагиваясь и тело

продолжает себя в бесконечность —

душа проступает за грань нуля

в букву иную чья цельность

снаружи — сама по себе — ничья...

голову высунув в небо землистое

душа прячет внутри языка

страусиную свою суть

в затянувшемся выстреле истовом

в знаках что напоказ

посмертную речь несут...

 

4

человодье сочится...

слог подышать выпрыгивает

коренастый карп пьянея от воздуха

рот открыл и затряс окончанием

словно ветром разбитая книга —

омертвелая грудь греха —

освежёванное листание

мысли ветреным временем;

нет мертвее того языка

что преставился в плоскость скрижалей

готическим откровением —

послесловием длились века

камень рыбу перележал:

земных немее и водных существ

прозрачней буквенной чешуи —

молчащий кладезь с главой до небес;

о божественности не прочесть

в распластанном теле Иешуа

не родись человечество здесь

здесь — на земле и сродни ея

умирая в каждом ростке

вестью в ответ на сказ

Вышнего — водный сеятель

в тикающем виске

протекает в каждом из нас...

 

5

да пребудет за горсть молчания

мир в миру и от мира сего

бесконечности малая длань —

слово вошло в изначалие

безразмерным своим сапогом

времени длинь длиня...

без рода — без племени

слово влачит узнавание скорого дня

еле сводит концы с концами

бесконечно-разменное

в миру собственном — западня —

немолкнущее цунами...

белым венозным мелом

чревоточием — в непостишь

выткалась речь — ткачиха...

Солнце закатывается неумело

последняя буква — лишняя

до тех пор пока сердце стучит...

 

6

луна встала на голову...

бытие исписалось...

Время в секундных перьях

притягивает как павлин

вписаны в круг временные уста

плоть человеческую и прах

перемалывают в нули

душа времени верх берёт

ибо Время души — всего лишь время

как телесность в сути своей округла

человек размыкает круг — человек —

есть время наоборот —

то есть Вечность его и смерть

когда время души испускает дух —

это вечное в ней отлегло...

 

* * *

почему когда идут в гости

с собой не берут посуду

к мастеру со своим умом не ходят

своего удовольствия

ради; потому что люди повсюду

слыть боятся народом

и гадят себя в искусство

второй соблюдая случай

поставить двойное «с»

память сначала устно

верстает себя из кучи

в запятую на интерес

зеркальный пиная преобраз

двойному согласию кратный

это язык — оборотный

в себе и от знака порознь

половинчатый безвозвратно

в сфере мира какую поёт...

 

* * *

кто-то должен всё обозревать

кому-то во плоти не скрыться

в глаза — сквозь яблоко прицела

бросается земная плоскость

в когтях у коршуна уже не воробей

а страх сплошной животного резерва

единственный на свете целом

и боли нет — и нет такой игры

когда в затылок клюв ниспослан

глаза живут ещё до смертности своей

а голова кивает от ударов

невыразительно и нехотя — но будто

опять жива и даже протестует

против того что дважды убиенной

не в силах быть... опять клинчует

коршун — от торжества или от слабости минутной

вторую жизнь воробышку подарит

и всё по сторонам — смягчает сцену

невозмутим как вылитый преступник

ощипывая тщательно добычу...

мутнеет день... клюв коршуна слегка кровит

и в пухе

со стороны он кажется поранен...

 

если по смыслу — то всегда по краю

планетному — в сферическое место

игрушечной погибели своей

как тело — по частям — Земля по странам

космическим от вольного вращалась

чтоб в поле зрения орбиты дескать

не опуститься и дырявить налегке

голодную брюшину света белого...

 

ПТИЧЬЕ

военные действия этой зимой нисколечко не уместны

ни снега тебе под Москвой — ни морозища

воронам и галкам (особенно) никак не выделиться

партизанская — мировая усобица:

можно хохлиться грозно на всё подряд (кроме холода)

стрелы крыльев в обойму укладывать сколько хочется — хвосту

удивляться — его произвольным

(неуставным) подмигиваниям — сообща

совет держать — очередью короткой бить —

приказывать во саду —

в огороде (на всю ивановскую) до помётного в утробе

спазма... или холостыми за так галдя

между своих и делом — голод — открытая карта

что от правого крыла — что от левого — растянулся

и спутал все фронтовые линии

каждый зырк — горячая точка — всякий лёт —

на всю Землю за-махивается... даже в слабой

тактике перемещений (на рядом стоящее дерево) спрятан

фактически горизонтайный смысл — власть

планетарная — птичья... бесперспективность интервенции

указывает — изменить

ситуацию стаевую ничто не в силах — и никто не берёт

на крылья ответственности и клювы —

                                                                       на любой высоте принимая бой...

 

 

 
Александр Ходаковский

Александр Александрович Ходаковский
родился в 1974 году в г. Коростень Житомирской области. Окончил Харьковский государственный институт культуры. Работает в издательстве «Золотые страницы». Стихи публиковались в «©П» №7, журналах «В кругу времён», «Харьков — что, где, когда», «СТЫХ», альманахе «Левада», на сайте Vernitskii Literature. Живёт в Харькове.

Последнее я
«почему когда идут в гости...»
«кто-то должен всё обозревать...»
Птичье
  ©П · #10 [2008] · Александр Ходаковский <<     >>  
Реклама от Яндекс
перевозка негабаритных грузов и. . Блузки оптом больших размеров, a подробности на сайте.
Hosted by uCoz